При поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2016—2017»
Протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер:
«В 90-х хлынули секты, и надо было лечь на амбразуру»
Воспоминания полковника милиции в отставке, священника Андрея Хвыля-Олинтера об эпохе 90-х годов и нашествии религиозных сект
Протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер, в прошлом полковник милиции, криминалист, заместитель начальника Центра криминальной информации Главного информационного центра МВД РФ. В 90-х годах Андрей Игоревич был одним из тех, кто выступил против распространения влияния иностранных религиозных сект.
— Отец Андрей, как получилось, что Вы, офицер внутренней службы, стали заниматься проблемой деструктивных религий, сект? Ведь в 90-е годы МВД, несмотря даже на ряд ритуальных убийств, проблему сект не замечало.
— Во время службы и работы в Центре криминальной информации ГИЦ МВД мне приходилось получать и анализировать различные данные. А как раз в те годы по стране прокатились громкие скандалы с наиболее тогда одиозными сектами: «АУМ Синрике», «Белое Братство», «Богородичный центр». Я уже всерьез изучал философию, религиозное мировоззрение, познакомился с традицией православия. И меня как ученого заинтересовало сравнительное богословие: почему появляются секты, чем они отличаются от православия, что там внутри. Так начались «контакты» с сектами.

Меня стали просить от имени МВД выступать на каких-то антисектантских конференциях, я соглашался. Меня тогда воспринимали как полуофициального представителя МВД, хотя непосредственного распоряжения от моего руководства, конечно, не было, но они как бы закрывали глаза на мою деятельность. Потом в МВД стали поступать письма от сектантов с жалобами на меня, много писем…

Эта деятельность начала затягивать, пришлось решать вопросы с руководством министерства — ведь «жалобные» шли прямо на имя министра. Но в руководстве были вполне адекватные люди, поэтому мы договорились так: все эти письма спускались ко мне, а я уже сам писал на них ответы.
— Все-таки одно дело, когда сектам противостоит какой-нибудь священник, совсем другое — человек в погонах. Помню, в те годы «Московское общество сознания Кришны» так возбудилось по поводу одной из ваших книг, что подало на Вас в суд. Был и я тогда на Вашем процессе.
— Ну, вы же понимаете, что за всеми этими сектами стояли и стоят кукловоды, конкретно, американские. И они искали любой повод, чтобы засудить оппонента. Это были 96-97 годы, около двух лет они со мной судились. И одновременно я продолжал работать, режим был бешеный.
— Несмотря на жесткую реакцию со стороны сектантов, Ваша деятельность в конце 90-х получила высокую оценку Русской православной церкви.
— Я входил в рабочую группу по подготовке Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», и мы несколько раз встречались с патриархом Алексием II. И Русская православная церковь мне оказала очень большую поддержку. В том числе и духовную.
— В конце 90-х патриарх Алексий II (без лишнего афиширования) наградил церковными орденами небольшую группу лиц, «бойцов невидимого фронта». Среди них были и Вы, отец Андрей!
— Это был 1999 год. Вы, Александр, тоже были в числе этих лиц, правда, пожалуй, как один из немногих бойцов как раз «видимого фронта».

Да, Святейший патриарх Алексий II подписал тогда указ о нашем награждении орденом Сергия Радонежского III степени. До этого церковными орденами обычно награждались маститые протоиереи, известные государственные мужи или крупные меценаты. А в нашем случае это, действительно, было исключением. И чтобы не слишком афишировать, патриарх поручил совершить награждение отцу Олегу Стеняеву. Произошло это в храме «Всех скорбящих Радость» на Ордынке.
— Помню, какой завесой секретности была окутана церемония награждения. В пустом храме, в отсутствие прихожан, отец Олег вручал каждому орден Сергия Радонежского и возглашал троекратное «Аксиос». Это трудно забыть!
— Но вспомним, в какой обстановке это было. В то время в стране шла кавалерийская атака со стороны сектантства и тех, кто за ним стоит. Понятно, что все эти секты — они манекены, управляемые куклы, причем рядовые члены об этом большей частью даже не подозревали. Эта кавалерийская атака была организована, когда произошел крах СССР. Народ находился в шоке, еще бы!

Такая мощная система в считанные недели развалилась. И те, кто все это затеял, руководство американцев, они понимали, что эти результаты нужно как можно скорее «закрепить».
Государственность развалили, Компартия рассыпалась, спецслужбы и армию тоже разваливали. И врагом №1 для них становились любые традиционные наши системы. И прежде всего Русская православная церковь, потом наш традиционный ислам, буддизм.

Американцы спешили, потому что народ мог опомниться. И чтобы в обществе не произошло восстановления системы традиционных ценностей, на постсоветское пространство был обрушен настоящий шквал. Это тысячи и десятки тысяч проповедников, они хлынули в Россию с большими деньгами, мощной юридической помощью и т.п. И тогда надо было кому-то ложиться на амбразуру…

Сейчас тоже непросто, но тогда это был откровенный наглый натиск. В то время наша деятельность была особенно рискованной, в 1995 году даже депутат Государственной Думы погиб.
— Виталий Викторович Савицкий…
— Да, Савицкий. Руководители сектантских организаций не чурались тогда никаких средств.
Фото из книги А. Егорцева «Тоталитарные секты: Свобода от совести» (1997 г.)
Конкретно меня убивать они боялись, потому что я был достаточно высокопоставленный сотрудник МВД, но провокаций совершалось немало. И домой ко мне присылали провокаторов, и на работу в ГИЦ МВД, про письма с жалобами я уже говорил — завалили просто!
— Отец Андрей, то была эпоха «лихих девяностых». Двадцать лет прошло. И нет уже такого разгула сектантства, на улицах за руку в секты не зазывают. Вы и Ваши коллеги свою миссию выполнили и, как кому-то покажется, тему сект уже можно закрыть?
— Это было бы роковой ошибкой! Если бы люди пришли к такому мнению, пошла бы дальнейшая сдача и России, и православия, нашего самосознания и культуры.
— А секты-то куда делись?
— Возьмите состав Общественной палаты, ключевые посты — господин Ряховский… В самом конце 80-х — начале 90-х американцы силком протаскивали на главнейшие позиции своих людей.
— Целая бригада сектозащитников была: Валерий Борщев, Глеб Якунин, Сергей Иваненко, Юрий Савенко, Галина Крылова, Анатолий Пчелинцев, Марат Штерин, Лев Левинсон, Соболев, Сиверцев. В середине 90-х даже вице-премьер правительства России Анатолий Чубайс, числившийся председателем Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ, собирался протолкнуть американскую модель и уравнять вообще все религии…
— Совершенно верно, и подобные персоны там до сих пор занимают не последнее место. Возьмите как пример ситуацию со «Свидетелями Иеговы». Ведь однозначно вся деятельность организации направлена против Конституции, они давным-давно должны быть запрещены — а сколько проблем возникает?

Возьмите «АУМ Синрике». Это теракты в Японии, какой потом шум был! А вспомните, как и кто эту секту у нас вначале проталкивал.
Фото из книги А. Егорцева «Тоталитарные секты: Свобода от совести» (1997 г.)
— Центральные телеканалы и газеты, радиостанция «Маяк», практически первые лица России благостно ручкались перед фотокамерами с Секо Асахарой, лидером японской террористической корпорации.
— Но последователи Асахары, они же до сих пор продолжают действовать: у них монастыри в Подмосковье, только название поменяли. Ко мне как-то из Японии приезжали аумовцы с нашей переводчицей (и к отцу Олегу Стеняеву приезжали), пытались найти следы своих собратьев в России. Приезжали, конечно, под другой личиной: мол, у них там очередные судебные процессы идут, и их спецслужбам нужно найти контакты.
— Японские сектанты, последователи «АУМ Синрике», спустя много лет приезжали к вам, специалистам по борьбе с сектами? Чтобы вы помогли им найти контакты с российскими единоверцами?
— Совершенно верно. Но они прямо так не говорили. Они начинали юлить: ну, мы вот там изучаем, кого вы знаете? Я под это дело тут же позвонил компетентным товарищам, и народ закрутился.

Понимаете, идет война! Вот мы смотрим фильмы о разведчиках, контрразведчиках, «Семнадцать мгновений весны». А ведь это никуда не ушло. Их первая кавалерийская атака захлебнулась, и теперь они, как кроты, методично роют, роют… У них даже есть стратегические даты: 2017-й год — сейчас это выборы, 20-й год и 30-й год. К 30-му году они (по их планам) должны с Россией покончить. И секты — это один из важнейших инструментов.

Не смейтесь, вспомните Украину — вот конкретный пример. Хунта из чего, вернее, из кого состояла? Из сектантов. Поэтому проблема никак не уменьшается, наоборот, только они уже здесь бастионы построили, обложили.

Вспомните пресловутый «Международный Религиозный закон Свободы 1998», который был принят при полном игнорировании суверенитета всех стран мира. Он понадобился, чтобы способствовать «религиозной свободе» внешней политики США и, якобы, защитить людей, преследуемых в иных странах за их религиозные убеждения. Одно из последствий этой политики — ИГИЛ.
Фото из книги А. Егорцева «Тоталитарные секты: Свобода от совести» (1997 г.)
— Говоря о «лихих девяностых» и 2000-х, как не вспомнить славную когорту наших «сектозащитников». Что это за люди, чем они занимались и как зарабатывали себе на жизнь?
— Такого рода люди, они всегда были, есть и будут. Но среди них бывают две крайности. Одна крайность — это откровенно продажные и купленные, назовем их «профессионалы». Они зарабатывают на этом деле, им начхать — что Родину опорочить, что мать свою родную опорочить, что себя опорочить, если за это хорошо заплатят. Они будут с удовольствием после этого пересчитывать банкноты в своем кошельке. То есть персоны совершенно беспринципные, холодные, хотя и любящие покутить. Это одна сторона.

А вторая сторона: есть такая профессия, называется, «диссиденты» — они везде выискивают какие-то недостатки, болезненно и очень остро чувствуют любую несправедливость. Они, правда, не понимают, что идеальных систем в нашем мире не существует. Они будут бороться с одним общественным строем, добьются с помощью бешеной своей энергии финансирования, и строй этот разрушится. Но они не успокоятся и начнут воевать с новыми процессами — в этом их жизнь.
— Но таких идеалистов мало.
— Диссидентов-идеалистов мало. Но я сталкивался (благодаря отцу Олегу Стеняеву) с другими: мне удалось поговорить с одним из высших руководителей «Свидетелей Иеговы» — вот это прожженный делец, циник, у него насмешка в глазах. Так и во многих других деструктивных движениях, там у руководителей, лидеров веры-то уже нет, наверх прорвались прагматичные функционеры.
— Остановимся на первой категории: «профессиональные» сектозащитники. И Вам, и мне не раз приходилось с ними сталкиваться. На судебных процессах они написали (или подписали) десятки «религиоведческих» (и иных) экспертиз. Что ни суд по секте, жди очередную пачку «экспертиз» за подписью Иваненко, Савенко и компании…
— О людях всегда хочется думать хорошее, даже есть такой правовой принцип — «презумпция невиновности». И подозревать всех подряд тяжело. Однако есть и поговорка: надейся на лучшее, и готовься к худшему.
— Но я, как журналист, все же имею право подозревать, что те махровые «религиоведческие экспертизы»…
— Да, это были купленные, тут даже вопросов нет! Дело в том, что когда много лет занимаешься криминалистикой, узнаешь самые невероятные вещи. Мир преступности такой, что есть целые слои мерзких преступлений, которые стесняются показывать даже авторы детективных фильмов. Бывает просто больно за людей, которые совершают такие преступления.

То есть вот эти милые люди, которые пишут или подписывают… Уже по одной структуре поступающего «экспертного» заключения я вижу, когда человек на эмоциях, более-менее искренне пишет (ну, вот, у него такая позиция, он считает, что РПЦ плохая, и надо больше западных свобод, трусики хорошие, телевизоры). А есть просто купленные! Четко, уже по экспертизе это видно — там в самом тексте происходят прыжки логики.
Распоряжение декана факультета журналистики МГУ Я. Засурского о создании в Московском университете "Читального зала Рона Хаббарда" и праздновании Дня Л.Рона Хаббарда 13 марта 1992 года
— Заранее подогнанный шаблон под конкретную цель?
— Ему, «эксперту», ставят задачу: любыми способами выгородить сектантскую организацию, и он под эту задачу подгоняет свою «экспертизу».
— Сколько же их было за эти годы! И мы с Вами помним эти «экспертизы», фамилии и должности их авторов.
— Да. И совершенно четко видно, что куплена группа или конкретный человек, поставлена задача, цель — и они ее выполняют.
— Их фамилии большинством уже позабыты, но они ведь до сих пор многие здравствуют?
— Однако Господь всё видит и знает. У меня единственное пожелание этим людям, чтобы хотя бы за мгновение до смерти они поняли и осознали, что же они натворили! Чтобы у них хоть какой-то шанс для спасения был. Потому что многие из этих сектозащитников так и уходят в могилу, считая, что это просто была их работа, точнее, «подработка».
Протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер
Хотя лично к ним стараюсь относиться с христианским милосердием. Поскольку в Евангелии написано: «Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете… (Лук. 6:35—37).

Святитель Филарет в своем слове в неделю 19-ю по Пятидесятнице заповедал нам: «Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша». Сим и руководствуемся. На этом и стоим.


Беседовал Александр Егорцев

Фото: из личных архивов А. Егорцева и протоиерея А. Хвыля-Олинтера
Публикуется в рамках проекта «Вера сегодня. Лица современного православия» при поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2016—2017»
Специальный проект Rublev.com
Вера сегодня. Лица современного православия
Made on
Tilda